tefffi (tefffi) wrote,
tefffi
tefffi

Categories:

Старая история, которую вспомнила, читая пост mistiklive "Крик".

Было это много лет назад накануне Нового года.
Мне было почти 18 лет.
В доме царила предновогодняя суета, закупались продукты (тогда это надо было делать загодя и "копить" к празднику, складируя в необъятных морозилках).
Только и слышалось:"Не трогай!!! Это для гостеЙ!!!"

Речь, конечно, прежде всего шла о добытой невероятными усилиями, каменно-твердой, восхитительно пахнущей палке сухой салями и священно засунутой в самое далекое нутро холодильника баночке красной икры.

Все потаенные углы квартиры были "заминированы" : подарки в нашей семье тщательно прятались до самого боя курантов,причем все, конечно, понимали, кто кладет их под елку, но как-то странно умудряясь не только незаметно положить свои подарки, не столкнувшись ни лбами, ни другими частями тела друг с другом,но и не заметить, кто и когда оставил там же свои заветные коробочки и свертки.

Смешно было видеть округлившиеся в страхе мамины глаза, когда я или брат случайно лезли в шкаф за какой-нибудь нужной вещью, и мама нарочито постным голосом говорила: "Не лезь, все перебуробаешь, я сама достану!" И оттирала нас от шкафа.

Были в доме и деньги, так как все зарплаты и премии выплачивались до нового года.

И вот раздался звонок в квартиру.
Я открыла дверь ("глазок" мама моя презирала и не хотела вставлять, говоря, что такое разглядывание ставит в неловкое положение того, кто стоИт за дверью.
Я, конечно, с ней соглашалась.)

За дверью стояла старая, но очень красивая цыганка, за ней - молодая, с грудным ребенком на руках. Они были в чем-то пестром и совсем летнем.

- Красивая, пусти ребеночка перепеленать?
- Да, конечно, заходите, пожалуйста!

Вслед за вышеперечисленными в квартиру вкатились, как горох, пять или шесть чернявых ребятишек разного возраста.
И начался какой-то карнавал: кружились и шумели разноцветные юбки, дробно топотали ботинки, громко переговариваясь, семья быстро распределилась по всей немаленькой квартире, не исключая кухню. Хлопали дверцы шкафов, гремела посуда...

Голова моя пошла крУгом, и я, чтобы иметь хоть какой-то ориентир, пристроилась к старой цыганке.
Она грациозным вихрем носилась по квартире, беря в руки то мамины духи, то серебряную ложку, то теребя рукав папиного немецкого кожаного пальто
и...спрашивала:"Можно это взять для детей?"

На что я смущенно отвечала: "Это вообще-то не мое, но, если Вам очень нужно..."

Потом я достала из шкафа свою каракулевую новую шубку и сама протянула полуодетой молодой цыганке, которая, сидя на диване, уже кормила грудью свое бледненькое,глядящее осмысленными, черными с синевой глазками дитя.
Справедливости ради надо сказать, что шубка мне очень не нравилась, было какая-то дубоватая и тяжелая."

А завернуть во что?"- спросила молодая мать и посмотрела на бархатную скатерть, в середине которой, закрытое вазой, красовалось чернильное пятно.
Я сняла скатерть и молча завернула в нее шубу.
И увидела, что вся семья собралась вокруг и молча смотрит.

Когда неуклюжий узел был готов, старая цыганка молча подошла ко мне, развернула узел, положила скатерть на место, разгладив смуглой длиннопалой ладонью жестковатый уже от времени бархат.

Потом ее руки сделали какие-то легкие движения над разнокалиберными детьми и на столе появились ложки, деньги, крем, заветные икра и салями и много еще чего...
Я оторопела.

Цыганка коротко и страстно что-то сказала - и все семейство исчезло с быстротой, достойной самого Дэвида Копперфильда.
Мне почему-то было страшно неловко под ее долгим, бездонно-черным взглядом.
Наконец она заговорила.
- У тебя взять - своих детей обездолить.Тебя обидеть - свой род проклясть.

Она быстро двинулась к двери.Резко повернулась:

- Хочешь, приворожу насмерть твоего парня? Принеси воды стакан, яйцо и платок.

Я, как сомнамбула, повиновалась.
Старая цыганка что-то проделала со стаканом, в который разбила яйцо, вернула мне все со словами:

- В полночь вылей за окно.

И вылетела в дверь легким ветром. Я молча собрала вещи, разложила по местам, убрала деньги.
Неловкость быстро сменилась молодым дурным любопытством.
И ночью я вылила-таки воду за окно, движимая совсем не желанием вечной любви моего кавалера, а извечным девичьим стремлением заглянуть в непознанное будущее, особенно в святочные дни. Впрочем, это совсем другая история...

Но все эти годы меня занимает вопрос - почему цыганка ничего не взяла и что означали ее слова?
Tags: Я, воспоминания, женские истории, житейское, линия жизни, мистика, праздники, психология, семья, случайное и роковое, смятенное, судьба, философское, цыгане
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 280 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →