August 2nd, 2012

Электричка.

Наш рулевой - дочка - уехала в Туречину довольно надолго, и мы, потерявшиеся во внезапно обрушившейся гулкой свободе, ездим зачем-то на дачу.Хотя есть зачем...
Купаемся и загораем, чтоб не вывалиться на предстоящем морском побережье трясущимися сметанами, а впрыгнуть в солёное и пенное этакими упругими креолами...

Ездим электричкой.
20 минут в прохладе открытых окон, при условии того, что живём у вокзала, совсем необременительно.

Делаю интересное открытие: по сравнению с советским временем, электрички стали пустоваты и контингент не столь разнороден.

Наблюдаю с интересом за лицами.

Вот ёрзаю, как будто в волосы попала пчела - как-то колко и неловко...
Ищу глазами причину: напротив, впереди и налево, сидит странная компания, чем-то очень чужеродная.
Мужчина с невероятно цепким взглядом, молодой и сильный, смотрит на меня (в электричеке все на всех смотрят).
Хорошо, что я в чёрных очках - можно глядеть в упор незаметно.

Он встаёт и выходит покурить в тамбур, высокий, сухой как суджук, как я люблю таких...
Весь в татуировках - сиделый! Едет в зону, небось, она как раз дальше по пути. К дружкам, на свиданку.
Вот откуда взгляд - колючий, страстный, насторожённый и... лихой.
Красивый. Синеглазый. Глаза горящие, но со льдом...
Жёсткость лица, нагруженность взгляда свинцовым опытом неожиданно ухает в нежные, практически детские ямочки в уголках губ, жёстко и красиво изогнутых.

Как я люблю это сочетание общей и доминирующей мужественности с капельной и почти незаметной беззащитностью...

Радуюсь лёгкому потряхиванию и мурашкам , совершенно инстинктивно пробирающим меня...
Выпрямляю спину автоматически и ловлю себя на томЮ что мои губы повторяют изгиб его полуулыбки...

Муж, сидящий напротив, чувствует и начинает озираться... Стаж!

Но ему ничего не грозит, я просто наблюдатель, собиратель энергии и эмоций.

Уже совсем "заряженная",с подарком-улыбкой и некоторым сердцебиением, смотрю в другую сторону.
Там пара: очень красивая девушка, с нежным бледным лицом, цвет которого ещё выразительнее от пушистых чёрных кудрей, обрамляющих его.

Хорошааааа...
Поворачивается в профиль: боже, как красиво, совершенно антично, сидит прекрасная головка на тонкой и грациозной шейке!
Плечи, грудь, по случаю жары довольно глубоко открытая, - всё идеально.
Из-под тёмно-лилового "топа" выглядывают бледно-лиловые бретельки белья - нет, не противно, очень красиво и эротично.

На загорелом безукоризненном плече - волосатая лапища.
Это её спутник, я его сначала и не заметила.

Он мрачен, небрит и вообще... как-то чёрно-волосат, что в жаре почему-то создаёт ощущение неопрятности.

Девушка нежно заглядывает ему в лицо, улыбается..
Мамадорогая... В вагоне словно покатились оброненные жемчуга...

Жмурюсь и щурюсь от удовольствия...

Её спутник снимает обувь, обнажая не сильно чистые ступни, ложится на лавку-сиденье , голову кладёт на живот девушки, которая заботливо раздвинула атласно-гладкие ноги, сделав прекрасное и удобное ложе-лоно для любимого...
Склонилась над ним с выражением любви и просто материнской какой-то нежности, подрагивая пружинками-кудряшками...

И...с божественным выражением на бесподобном личике, НАЧАЛА ВЫДАВЛИВАТЬ ЕМУ ПРЫЩИ на недовольной физиономии своими венериными длинными, сужающимися к миндалевидным ногтям пальчиками...

Недобрый его взгляд сменился капризно-умиротворённым...

Хорошо, что наша станция как раз случилась и мы вышли на свежий, пропитанный жарко и остро соснами, свежо и весело речкой и одеколонно-старомодно цветущими флоксами воздух...