Category: 18+

Инцест как апофеоз родительской любви?

Интернет странная штука.
Принёс мне из очень далёкого времени нечто...
О чём давно забыла, но вот объявился в неких контактах человек, открывший мне когда-то свою тайну, - и всё вспомнилось.
С высоты возраста эмоции убрала и просто расскажу чудовищную по своей обыкновенности историю.Collapse )

ЗАГАДКА № 5.

С октября месяца - ни разу солнышко не проглядывало...
Мрак и темень...
То есть даже не тучи по небу - а просто сплошлой серый туальденор на том месте, где полагается быть небу, куда поднимают глаза от обыденности, дабы обрести гармонию...
И вот вчера - вот это: ослепительное, солнечное, страстное, почти эротическое...
Увидела - засмеялась...
Вспомнила...втянула в себя запах - такой летний,свежий,вкусный...
Опять засмеялась...сладко потянулась...вспомнила ещё более приятное...
И в квартире стало тепло, светло, весело и запахло летом, солнцем и водяными брызгами теплого моря... А всего -то... Такая малая малость - и почти счастье!
Угадайте, друзья мои, что это? И не смотрите комменты честно до вечера, ладно?

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Почти эротическое удовольствие в плохую погоду..

      Ну вот и наступила зеленая зима, как называют наше лето иностранцы. "Северное лето - карикатура южных зим",- писал Пушкин. Дождь, ветер, холод. Смотрю в окно : во дворе чудовищная лужа (привет, Николай Васильевич!) , возле которой сидит грустный котейко, не научившийся форсировать водные преграды. Мне тоже грустно. 
    По этому поводу сегодня пью кофе из невесомой  бледно- розовой чашечки китайского старинного фарфора. Когда держишь ее в руке, не только не чувствуешь ее веса, но наоборот, -  рука становится легче, запястье тоньше, пальцы длиннее и прозрачнее... Если посмотреть сквозь чашечку на свет, видны на фарфоре тонкие нити- сосуды, как на лепестке розы или на девичьей руке, протянутой к горящему камину...Мудрый народ эти китайцы! Такая чашечка - не просто емкость, это утренний собеседник, утешитель, пробуждающий чувственность и несущий наслаждение... Кофе, налитый в чашку, делает ее совсем живой - она тяжелеет от темной сладости, как женщина от любви, и отдает эту горячую сладость по глоточку, меняет цвет от бело-розового к бежевому, потом почти к малиновому, затем к шоколадному и наконец к  почти черному, а нити-сосуды становятся заметнее и , кажется , пульсируют... Сам кофе уже не просто утренний напиток, - это волшебный эликсир, переливаюцийся из живого в живое... Все мое существо откликается наслаждением... И бог с ней, с погодой!